“Бераш кхетош-кхиоран хьесапаш” ( Народные традиции воспитания детей)

Наименование: Этнология «Этнопедагогика чеченцев»

Форма выражения ОНН: Язык, жесты, хореография, песни, моделирование, инсценировка.

Язык наименования: русский

Наименование: Берийн кхетош кхиоран хьесапаш

Язык наименования: Чеченский

Тип объекта

В данной работе описываются организационные формы, виды, системы, методы, средства этнопедагогики чеченцев и причины ограничения функциональной роли чеченского языка – основного средства и метода этнопедагогики в общеобразовательных школах

подробнее...

С незапамятных времен у чеченцев  была развитая  система этнопедагогики, воспитывающая подрастающее поколение в двух формах:

  1. организационно-содержательное
  2. организационно-правовое

Различались эти две формы тем, что:

Первая – учреждалась, содержалась, совершенствовалась,  модернизировалась своим внутренним интеллектуальным потенциалом, которым являлось устное народное творчество;

Вторая  организационно-правовая, учреждалась человеком, семьей, родом, тейпом, общиной, государством.

Первичной из этих организационных форм образования и воспитания у чеченцев,  как и у других народов мира, была организационно-содержательная, потому что она соответствовала экономическим возможностям и заказу традиционного типа общества и базировалась на ограниченных знаниях, богатом практическом опыте и изощренных трудовых  навыках.

Третья – организационно-правовая форма появилась с зарождением государства и различалась:

  1. по субъекту учредителя
  2. по виду общеобразовательных учреждений;
  3. по категории общеобразовательных учреждений;
  4. по форме получения образования;
  5. по типу образовательных программ.

Письменные свидетельства организационных систем этнопедагогики чеченцев.

Организационно-содержательная форма этнопедагогики нашего народа не нуждается в освидетельствовании, потому что свидетельством тому чеченский язык, основной символ культуры нахов, хотя с 1862 года он тихо-тихо отлучается от народа, под разными вид предлогами.

А вот о двух фактах доисторического и исторического свидетельства организационно-правовой формы этнопедагогики чеченцев скажу несколько слов.

Во-первых, после радиоуглеродного анализа в лаборатории Масачусетского университета США в 1994 году древнечеченскому алфавиту, найденному в 70-е годы XX века при археологических раскопках в окрестностях селения Мартанчу, был установлен возраст шесть с половиной тысяч лет. Следовательно, раз был алфавит – были и школы. (Алфавит с объяснительной запиской прилагается на 13 печатных листах).

Во-вторых, в десятую годовщину падения Имамата  (Чечено-Дагестанского теократического государства) в 1869 году академик  П.К. Услар в монографии в 30 страниц «О распространении грамотности между горцами» пишет, что для окончательной колонизации Чечни и Дагестана следует уничтожить их традиционную организационно-правовую форму системы образования, которую продолжает Услар: «Если об образовании народном судить по соразмерности числа школ с массою народонаселения, то горцы в этом отношении опередили даже многие просвещенные европейские нации.

Учение доступно каждому горскому мальчику. В каждом ауле найдется один, два человека, которые учат детей читать и писать из-за куска хлеба; при каждой мечети находятся школы, где желающие учиться могут продолжать свое учение».[1]  В этих школах писали арабской вязью и изучали этот язык, а языком обучения являлся родной язык.

Русский академик медицины Н. И. Пирогов, побывавший в Чечне в 40-е годы XIX века, профессионализм чеченских народных врачей связывал с традициями народного образования и воспитания. «Некоторые из чеченских врачей, – свидетельствует Пирогов, – воспитанные в этом искусстве их отцами,  действительно имеют большую наглядность и опытность в лечении огнестрельных ран»[2] Если сделать сравнительно-исторический анализ организационно-правовых форм учредительства системы  учреждений образования народов РФ, то, не в пример другим народам, у чеченцев доминировала негосударственная организационно-правовая форма, о которой говорил П. К. Услар в упомянутой выше своей монографии. Говоря о генетической преемственности традиции частного учредительства учреждений образования, хочу напомнить лексические рудименты этой сферы, до сих пор бытующие в нашем языке  (да осветятся их тайпы) : «1элаха моллин……, Докки…., Дени…, Сойпан…., Янг1улбихьаьжи…., Солсахьаьжи…, Хьаькин…, Г1апурин…. и т.д., – хьуьжарш» , т.е. учебные заведения.

Разные  по типу, форме и виду эти общеобразовательные учреждения, аккредитованные высшим статусом народного доверия, совершенно однообразные, по организационно-правовой форме назывались именами своих учредителей. Именно в этих частных учреждениях образования изучались, закладывались и развивались философские, теологические,  прикладные направления наук, консолидировавшие чеченский народ не только с мусульманской уммой, но и с христианским миром. Примеров тому в любой сфере жизнедеятельности множество. Ограничусь лишь названием, уже ставшим для всего мира классическим образцом толерантности «Непротивления злу насилием», первоисточником которого является Кунта-Хаджи и основанная им система образования, которая в иные времена была развита и модернизирована 1элах муллой, Дени, Докку шейхами и Сугайп муллой. Со времен отлучения от народа, названых выше, и сотни других безвестных духовных отцов и учителей нации и их образовательно-воспитательных систем ни государством, ни обществом ничего не сделано, по воспроизводству и модернизации организационно-правовых начал учреждений образования, стимулирующих   изучение лексических, морально-нравственных, этно-сакральных духовных ценностей, являющихся и защитной оболочкой чеченского этноса и воротами в мир культуры народов планеты.

А человеческая суть не терпит пустоты, поэтому – то в нище духовных ценностей народа образовался вакуум, заполняемый совершенно чуждой культурой и идеологией. Чужая культура и идеология, трансформируясь, должны модернизироваться с этнокультурой, а если ее нет, она превращается в свою противоположность, то есть в зло.

Резюмируя все изложенное скажу, что для облагораживания этноса очень важна воспроизводящая сфера человека, каковым наряду с семьей являются учреждения  образования и воспитания, которые могут реализовать свою функцию в полном объеме лишь при сочетании разнообразных ее организационно-правовых форм, потому что биологическая и социальная индивидуальность этноса неповторимы.

Прикладной характер функции чеченской педагогики.

Народная педагогика чеченцев – естественное явление, неотъемлемая часть жизни народа. В ней нет, и не может  быть речи о связи воспитания с жизнью народа, об укреплении этой связи, ибо это и есть сама жизнь народа. Особенностью народной педагогики чеченцев является организованное участие тайпа, старейшин рода в воспитании детей. Ее средства, приемы, методы, технологии вступают вполне дифференцировано:  пословицы и поговорки, преимущественно, направлены на нравственное назидание, загадки служат для развития сообразительности, смекалки, интеллекта; песни и танцы – для эстетического воспитания; илли – символам народа; назмы – для кроткости и смирения; сказки – для всего….

С определенным жанром связан и конкретный возраст, как воспитуемых, так и воспитателей. Например, пожилые люди прибегали к пословицам, потешками и загадками чаще всего занимались юноши, колыбельные песни для малышей, дети и подростки в своей среде пользовались считалками, жеребьевками, игровыми речитативами и др.

Этнопедагогический опыт чеченского народа, его требования к нормам нравственности, цели и средства особо ярко выражены в устном народном творчестве – балладах, баснях, легендах, посланиях, загадках, героических песнях-илли и др. Они были наиболее распространёнными, доступными для каждого, служили средством воздействия на сознание и чувства детей, формирования у них положительных моральных качеств. В народном воспитании особое место занимают исторические сюжеты, представляемые подрастающему поколению в фольклорном оформлении. Фольклор воспитывал людей в духе общечеловеческих ценностей. Даже в ситуации, когда в сюжетной коллизии фольклорного произведения лежал военный конфликт между разным народами или их представителями – например, при конфликте двух молодых людей, русского и чеченца, в героической песне – илли «Ахмед Автуринский», – пафос народного произведения принадлежал не факту солидарности с одной из враждующих сторон по причине общих с чеченцами интересов, а тому, что защищались такие ценности, как свобода, справедливость, дружба и уважение.

Чеченский народ в течение многих веков накопил огромный опыт воспитания подрастающих поколений, который вырабатывался в борьбе с социальным злом и нравственными пороками. Поэтому этнопедагогика чеченцев, переходящая от одного поколения к другому, располагает нормами и ценностями нравственности, составляющими этическую основу жизни нахов. В наиболее обобщенном виде их можно представить следующим образом:

  1. вечное стремление народа прививать молодежи такие моральные качества, как чувство уважения к людям любой расы, религии и нации, старейшинам, родителям и старшим; бескорыстное гостеприимство, готовность отдать жизнь за гостя;
  2. постоянное проявление безграничной любви и уважения взрослых к личности ребенка; полное отсутствие в методах воспитания жестких мер воспитания детей;
  3. широкое использование труда как важнейшего средства воспитания детей, для передачи им производственных навыков родителей;
  4. устойчивое, стабильное влияние национального чеченского этикета и устного народного творчества на выработку норм и правил поведения юношей и девушек;
  5. использование военно-патриотических, земледельческих, скотоводческих, охотничьих традиций и обрядов в формировании нравственных качеств молодежи.

На основе вышеизложенного можно заключить, что этнопедагогика        чеченцев – это развитое теоретико – методическое знание, обладающее    большим набором функций прикладного характера.

В этом можно убедиться, обратившись к содержанию и опыту трудовой    подготовки подрастающего поколения.

Во все времена чеченцы считали, что труд – главное в воспитании; трудолюбие. В многовековом опыте трудового воспитания чеченцев следует отметить такие моменты, как:

  1. четко выраженный возрастной подход. Для каждого возраста существовал определенный перечень посильных хозяйственных и бытовых работ;
  2. дифференцированный подход к мальчикам и девочкам в процессе их трудового обучения и воспитания;
  3. заблаговременная психологическая и нравственная подготовка детей к выполнению ими новых трудовых обязанностей;

4.сочетание полезного с приятным. Хозяйственные работы сами по себе едва ли могли быть однозначно приятными. Поэтому чеченцы старались поддерживать хорошее самочувствие детей с помощью различных стимулов. Исполнение новых хозяйственных обязанностей отмечали обновкой, угощением, развлечением;

Для работ, которые требовали скоротечного завершения, проводились                  субботники (белхи), при которых люди работали, развлекая друг друга танцами, прибаутками, частушками, песнями, неожиданной шуткой-выходкой.

5.воспитание воли и характера в труде: ребенка учили преодолевать лень,   сонливость, усталость, рассеяность, невнимательность, небрежность, если таковые обнаруживались.

Содержание трудовой подготовки детей, целенаправленность занятий связывали с трудовыми традициями семьи, рода, тайпа, поселения, края. Происходило своего рода воспроизводство трудовых династий. В основном, подготовке к трудовым функциям способствовало все окружающее ребенка пространство. Это с любовью сделанный дом с навесом и хозяйственным постройками, чистый двор, интерьер обставленного дома – где красочные ковры, войлоки на полотях, покрывала на скамейках и полках, сделанные руками женщин рода и семьи; ухоженные огороды, сады, родники, систематически ремонтируемые дороги и мосты горных речушек.

При формировании трудолюбия у ребенка чеченская педагогика опиралась на употребление бытовых пословиц и поговорок, в частности о труде, бережливости, трудолюбии, честности, пороках, красоте, глупости, упрямстве. Например: «У умного разговор бывает коротким»; «Не обдумав, слово не говори, но если сказал, то не отступай»; «Мужчина – не мужчина, если слово не слово», «много говорить – серебро, молчание – золото»; «С воем рыскавший волк оленя не поймал»; «С достойным мужчиной вести вражду легче, чем с недостойным водить дружбу». В унисон чеченской пословице «Воспитанный человек и дома ест как в гостях» звучит заявление А. П. Берже: «Чеченец умерен в пище, способен переносить лишения»[3].

Приведем перечень наиболее известных в народе пословиц и поговорок, связанных с положительным отношением к труду и призывающих к трудолюбию. Конечно, на чеченском языке данные изречения звучат более экспрессивно и убедительно:

  1. трудолюбивый человек идет на работу и в дождь и в метель;
  2. ничто так не портит человека, как деньги, добытые без пота;
  3. ремесло – золотой браслет;
  4. ремесло – состояние, богатство;
  5. не бросай ремесла, тогда и оно тебя не бросит;
  6. трудолюбивый человек – что плодоносное дерево;
  7. старательному человеку все под силу;
  8. потерянный час стоит трех послеобеденных;
  9. плата за труд – почет;
  10. в селе спрашивают не дом красивого, а дом толкового и трудолюбивого;
  11. хороший конь виден на бегу;
  12. хорошего коня по ходу узнают;
  13. пролежавший лето – пробегал зиму;
  14. у рано поднимающегося пастуха овцы двойню родят;
  15. чем просить, почетнее стать пастухом;
  16. трудись, будто никогда не умрешь, будь добрым с людьми, будто завтра умрешь.

Трудовая подготовка  осуществлялась на каждом шагу. Трудолюбие воспитывалось всеми атрибутами жизни. Мать, раскачивая колыбель новорожденного, напевала колыбельную: «Засыпай, птенец, с улыбкой, чтобы мать тебя растила, чтоб ты рос красивым, сильным, чтоб был добрым, смелым, храбрым, чтоб ты был помощник, нужный мамочке зимой в избе, папе – летом на косьбе, чтоб ты был умом отмечен, чтоб ты любил трудиться: приносить в ведре водицы, зажигать огонь под вечер!» Малыш засыпал, а все присутствовавшие старшие дети, слушая колыбельную, вновь и вновь постигали, что быть трудолюбивым – важнее всего в жизни.

Этнопедагогика чеченцев требует от родителей воспитывать детей в постоянном труде и приучать их к нему, учитывая, что семья должна готовить ребенка к труду не столько для своих нужд, сколько для общественного труда, на благо рода, общины, народа.

Прилагались усилия к тому, чтобы труд ребенка не был принудительным, а носил творческий характер, воспитывая в ребенке определенные нравственные качества: любовь и уважение к трудовому человеку, нетерпимость к проявлению тунеядства и лени. По этому поводу чеченцы говорят: «труд святит место»; «ничего на дороге не валяется»; «хлеб сам к тебе не приходит»; «что сделано легкомысленно, легко кончается».

Важнейшими правилами трудового воспитания этнопедагогики чеченцев, ставшими обязательными, являются:

  1. раннее приобщение детей к труду;
  2. постоянное развитие и поддержание у детей интереса к труду;
  3. систематическое привлечение детей к выполнению трудовых поручений;
  4. руководство со стороны взрослых и одновременно постоянное развитие самостоятельности детей;
  5. приучение ребенка к мысли, что умение человека характеризует его личность;
  6. труд – это основное условие существования достоинства любого человека;
  7. участие в труде – потребность здорового организма.

К трудовому воспитанию относились не только как к самоцели. Его использовали и в качестве средства нравственного воспитания и вдумчивого отношения к работе и приучения детей к умственным действиям,  к сознательному мышлению. По этому поводу в пословицах высказываются такие пожелания:

– руками делай, головой думай;

-где ум, там и счастье;

– что сделано, не вернешь;

– у любого дела своя манера.

К общему комплексу правил трудового воспитания можно присовокупить и отношение взрослых к игре детей, как необходимым паузам между трудовыми ситуациями, как возможности освобождения ребенка от сосредоточенности   в процессе труда, от монотонности не полезной, а порой и вредной для растущего организма. Тема труда присутствовала и в самих играх. Были игры, подражающие труду и переходящие в труд. Весь диапазон игр, которые были доступны чеченским детям, можно свести к трем группам:

1.игры для физического развития детей – в основном подвижные, способствующие выработке воли, силы, выносливости. Это игры с элементами борьбы и состязаний;

  1. игры и забавы, способствующие умственному и

             духовному развитию, включающие:

а) игры на развитие памяти, внимания и смекалки;

б) игры на управление своим поведением;

в) пальчиковые игры;

г) игры на развитие ручных умений – поделки, постройки, раскрой ткани;

  1. игры экологического значения

Для этнопедагогики чеченцев была характерна активная сопричастность и ответственность за детей. Чеченцы понимали, что в воспитании подрастающего поколения нельзя полагаться только на семью. Поэтому ни один взрослый чеченец не мог позволить себе безучастно смотреть, как ведут себя дети и чем они занимаются. Это и в ситуациях труда, и игровой деятельности детей. За воспитание их несли ответственность и семья, и община, и род, и тайп.

Выводы: практическая сторона реализации чеченской концепции трудового воспитания интересна следующим:

Если в сфере труда смысл не противоречил нравственным эстетическим заповедям, если не имело место отчуждение труженика от продукта и результата труда, то проблема в области трудового воспитания сводилась, в основном, к обеспечению подготовки к труду, формированию у человека умений и навыков трудовой деятельности, к приобщению его к этническим нравственно-философским основам народного понимания смысла труда. Если же эти национальные концептуальные условия трудового воспитания нарушились, как при колонизации Чечни и депортации чеченцев, то в чеченцах пробуждались вместо нравственных, зверино-биологические инстинкты самосохранения, характерные для выживаемости живых организмов.

У чеченцев семья имеет особенный смысл, ибо для них  она не абстрактная, формализованная подсистема «социально-бытовой сферы», а неотъемлемая часть рода, тайпа, тукхума (союз тайпов). Тем не менее, общеобязательным и для чеченцев является то, что для ребенка мир явлений и объектов начинается в семье – возле мамы, папы, бабушки, дедушки, братьев и сестер. Первое место в воспитании детей принадлежало матери, бабушке, затем отцу, деду, старшим братьям и сестрам.

Важно принять во внимание, что в чеченском микрообществе, авторитет старших по мере взросления молодых не убывает. Когда сын сам становится хозяином, когда у него появляются свои дети, когда он главный работник в доме, главный по обеспечению жизнедеятельности семьи, он не становится главным, основным носителем «идей воспитания» в семье, он не отодвигает на задний план своих родителей. Престарелые родители до самой смерти продолжают сохранять в семье авторитетное положение духовных руководителей, наставников, в том числе и своих пожилых детей: социальный статус, например, прадеда в чеченской семье выше, чем деда. Перед младшими членами семьи, авторитет старшинства, подкрепляемый уважительной дистанцией между отцом и дедушкой, является незыблемым. Естественно, такие же взаимоотношения сохранялись и для женской части семьи.

Женщина-мать, и вообще женщина, у чеченского народа пользуется величайшим авторитетом. Об этом свидетельствует, помимо прочего, название чеченского языка «Ненан мотт» – язык  матери. Таким именем по древней легенде его нарекли потому, что чеченка – мать  дипломатичной и мудрой речью вызволила из плена и последующей неминуемой гибели всех чеченских мужчин. С тех давних пор гласит эта легенда, женщина стала владычицей родного языка – основного символа культуры народа и средства обучения и воспитания подрастающих поколений чеченцев. У чеченцев в устном народном творчестве воспет образ матери, ее преданность детям. Культ матери является не только признанием ее воспитательной роли, но и главным условием действенности воспитательного процесса. Она также воплощает народное представление о том, что без чувства любви и уважения  к матери, без ее твердой последовательности и самоотверженности невозможно воспитать нравственно – полноценного, физически-сильного, умственно – развитого человека. В контексте этого тезиса история донесла до нас реплику иноземки, упрекнувшей чеченку такими едкими словами: «Вы, чеченские женщины, держите своих мужчин под каблуком». На что чеченка гордо ответила: – «Поэтому мы единственные женщины, дающие миру настоящих мужчин».

Почти во всех фольклорных произведениях чеченцев при какой-либо угрозе чести, достоинству, свободе семьи, рода, тайпа или страны не отец, а мать благословляет сыновей на отпор врагу. Подобное мобилизующее  обращение матери к сыну мы находим и в героическом илли  о Даде-юрте, окруженном врагами. В этой песне ранним утром мать обращается к своему сыну с такими словами:

– « Не спи рожденный мною ты, сын,

В это грозное утро для сынов честелюбивых

Поносив девять месяцев в утробе своем

В этот мир прекрасный тебя, породив,

Ко сну склоняясь подобно ястребу, сытому,

На перекладину люльки, опираясь локтем,

Свою вскормившую тебя пищу, белую,

Для тебя проклинаю, как свиную кровь,

Если струсишь в этот гибельный день»

Это обращение матери к сыну, посылаемому ею на верную смерть, насыщенно словами сакраментального смысла, не оставляющая выбора сыну – воину, кроме как сражаться и умереть за поруганную честь и вольную волю родного села. Это самоотверженная жертвенность матери – чеченки имело и имеет огромное значение в патриотическом воспитании молодежи.

Понятие и сущность этнопедагогики.

В основе любой этнокультуры находятся духовно-практические основы человечества, т.е. традиционная культура воспитания: она включает в себя взаимосвязанную друг с другом фольклорную, народную и традиционную педагогику.

Традиционная культура обладает средствами сохранения преемственности перехода от поколения в поколение технологий, идей, ценностей: она сводит к разумному минимуму необходимость начинать все сначала – служит гарантом благоразумного поведения этноса в истории. И фольклорная, и народная, и традиционная педагогика не принадлежат только прошлому. Если существует народ – существует и народная педагогика. Меняется народ – меняется и его педагогика.

Краткая суть народной педагогики заключается в том, что «она является совокупностью накопленных и проверенных практикой, основанных на опыте знаний, сведений, умений и навыков, передаваемых из поколения в поколение преимущественно в устной форме, как продукт исторического и социального опыта народных масс, сохранившихся в устном народном творчестве обычаях, обрядах, традициях, детских играх, игрушек».[4] Этнопедагогика чеченцев, имея своим объектом, в частности, особенности психического склада народа, исследует особенности формирования национального характера и опыта этнического воспитания.

В чеченском народе очень высоко ценилось возвышенное поведение человека в трудных ситуациях жизни. Такие случаи становились широко известными, о них распространялась молва.

Вот один из подобных многочисленных народных рассказов.

У одного молодого человека по имени Яхъя, приехавшего на базар, украли коня. Поиски не дали результата. Яхья оказался вынужденным со своей поклажей возвращаться пешком.  Вскоре его догнал всадник, и Яхъя узнал своего коня, но не подал виду, соблюдая приличие («цуьнца г1иллакх лаьцна»). На развилке дороги всадник  неожиданно исчез. Каково было его изумление, когда он, вернувшись домой, увидел у ворот своего дома того всадника – вора и двух коней, приведенных им. Тронутый благодарным, возвышенным поведением Яхъи в отношении к себе, вор поклялся, что откажется от своего недостойного ремесла. Он вернул Яхъе его коня и в качестве подарка просил принять от него еще одного коня. В этом незатейливом народном рассказе  выражена вера в воспитательное воздействие благодарных поступков человека, вера в силу примера.

Честь (сий) является одной из конкретных форм проявления возвышенного в человеке. Неукоснительное соблюдение норм чести и достоинства – жизненное правила положительных героев фольклора. Художественной разработке содержания понятия чести как морально-этической и эстетической категорий посвящена притча, повествующая о том, как встретились и подружились Вода, Ветер, Огонь и Честь. Они решили вместе посмотреть мир. Честь, слушая этот разговор, стояла молча. «Друзья» решили расстаться на время. «Честь, ты почему стоишь, ничего не говоря? – спросил Ветер – По какой примете мы найдем тебя?»

«Не обижайтесь на меня, друзья,- грустно заговорила Честь – мы должны расстаться друг с другом навсегда потому, что даже на короткое время расставшийся со мной больше никогда не сможет вернуться ко мне». Честь выступает здесь как основная ценность. Ветер, Огонь, Вода и Честь являются как бы первоэлементами сущего, ведущим из которых является Честь. Понятие «Честь» включает в себя большое содержание возвышенного, хотя им не ограничивается.

Какими бы конкретными особенностями не отличались те или иные ценности, к которым приложимо  понятие «честь», все они приобретают оттенок, качество, свойство возвышенного. Поэтому честь в этнопедагогике чеченцев есть, прежде всего, форма выражения возвышенного и в этом смысле является антиподом низменного.

Для этнопедагогики чеченцев характерно воспитание и обучение подрастающего поколения на примере жизнедеятельности конкретных людей, являющихся, по сути, личностями – символами. К таковым чеченцы относили людей с безупречными идеальными морально – нравственными качествами, которых нарекали социально – статусными званиями. Мужчина (Боьрша), Человек (Стаг), Сын нации (Къонах).

Каждому статусу соответствовала административно-территориальная единица, которую опекали эти личности – символы.

Каких-либо льгот, привилегий и власти они не имели, кроме как самими на себя возложенными общественными обязанностями, соответствовавших своему социальному статусу.

Мужчина (Боьрша) курировал свой микрорайон. Человек (Стаг) курировал  свой населенный пункт. Сын нации (Къонах) курировал свою страну.

Людей первых двух статусов в зависимости от количества населенного пункта и его микрорайонов бывало от нескольких десятков, до сотен и более.

Сынов нации (къонах) в среде чеченцев в сто лет бывало лишь от трех до четырех. Для иллюстрации сказанного выше будет уместна следующая информация.

До последнего времени Урус-Мартановские пешхоевцы, когда речь заходила  о чести и справедливости, вспоминали ученого алима Асуханова Адиза, репрессированного и расстрелянного в 1937 году органами НКВД, справедливо решившего спор двух старцев, один из которых (Асуха) был его отец.

После весеннего паводка в пойме реки Мартанки Асуха расставил вешки-знаки того, что все дрова, вынесенные поводком на берег в данной пойме, его  собственность. Пришедший после него Буса, сосед Асухи, не обращая внимания на вешки, стал собирать себе дрова в кучу.

Возмущенный Асуха заявил, что тот собирает его дрова, поскольку он пришел первым и пометил данную пойму вешками. Буса стал оспаривать право Асухи на дрова своими аргументами. Не оспорив друг друга, старики решили обратиться к какому-нибудь алиму. Когда речь зашла о персоне алима-судьи,  Буса предложил, чтобы их рассудил не кто иной, как сын Асухи Адиз. Когда старики пришли и изложили суть спора, Адиз, внимательно выслушав их, потупив взор, сказал своему отцу: «Асуха, неужели  ты думаешь, что Мартанка за дровами для тебя ходила?» (Ва Асуха, и Марта хьайна дечиге дахана дара-м ца моьтту хьуна?».

Долгое время, до наступления новых времен, жители села Урус-Мартан клялись набожностью, справедливостью, честностью именем Адиза.

«1адизас каралаьцначу Къораннора!» – Клянусь Кораном, которого держал в руках Адиз.

«1адизас дешначу Къораннора!» – Клянусь Кораном, которого читал Адиз.

«1адизе кхеле кхочур яц хьенехан кхел»  – Вердикт Адиза не сравним.

Своим справедливым решением Адиз подтвердил свой социальный статус честной и добропорядочной  личности-символа. (Стаг) Человек.

Действительность в фольклоре выступает то в виде незлобивого  смеха, то иронии, то острой сатиры. Многообразие видов, оттенков, свойств комического продуктивно влияют на образование и воспитание людей.

Все произведения фольклора, где проявляется комическое, можно условно разделить на три группы.

К первой группе относятся произведения, где объектом смеха являются герои, попавшие в неловкое положение из-за непредвиденных ситуаций, легковерия, невежества, наивности, неведения. Этот вид комического можно определить как смешное.

Ко второй группе относятся произведения, где смешное наполнено острым сатирическим и имеет ясно выраженную социальную, антиклерикальную направленность. Такой вид комического определяется как сатирическое.

Третью группу  составляют произведения, где комическое выражается  не  средствами сатиры, а средствами иронии. Это вид иронического в комическом.

Задача народного смеха в том, чтобы вскрыть, подвергнуть осуждению и оценке различные формы комического противоречия социально значимых  явлений жизни.

– Один любопытный человек заметил как- то на базаре куда- то бегущих двух людей и спросил рядом стоящего (которому доставляло большое удовольствие вводить в заблуждение других): – «Куда же бегут эти двое?» «Неужели ты этого не знаешь?» – «удивился» тот, обрадовавшись, что нашел человека, которого можно обмануть потехи ради. Когда первый ответил, что не знает, второй сказал громко, чтобы все вокруг слышали: «Они бегут вон на тот край базара, где даром раздают яблоки».  Все, кто услышали это, побежали в ту сторону. А за ними  побежали и все другие, которые увидели, что люди бегут. Видя это, обманувший других подумал: «Может быть, там  действительно раздают бесплатно яблоки?»  И ринулся за бегущими, обгоняя их.

Объектом смешного здесь выступают наивность и легковерие, присущие многим людям. Иногда чеченский юмор строится на недоразумениях, когда один герой имеет в виду одно, а другой   –  совершенно другое, хотя речь идет, казалось бы, об одном предмете. Обычно такое недоразумение, вызывающее смех, основывается на словах, одинаковых по звучанию, но совершенно разных по смыслу (омонимах). Таков типичный народный анекдот о том, как отняли (кхел) коренной зуб – (кхела) лошадь.

Объектами сатирического и иронического в фольклоре становится все то, что стремится казаться не тем, чем он есть на самом деле. Так, в притче о сером волке повествуется о том, как старый, облезлый волк «решил» оставить свое разбойничье ремесло и сделать «святое» богоугодное дело – совершить хадж в Мекку.

В народной песне «Сердцем мужественный Юнус»  сатирическими средствами гротеска воспитываются отвращение к таким порокам, как: трусость, лень, чревоугодие, глупость и тупоумие. За какое бы дело ни взялся герой песни, все у него получается шиворот-навыворот. Юнус боится всего: на телегу сесть не решается, боясь, что свалится, впереди телеги идти не решается, боясь, что бык забодает, рядом с телегой идти не решается, боясь, что волки его утащат. Так, трус Юнус, дрожа от страха, хотя для беспокойства нет никаких оснований, возвращается домой. Не только изображение трусости, но и все, что связано с героем песни, необыкновенно крупно, масштабно. Герой съедает пищу в огромных количествах.

Фигура Юнуса в целях иронии наделяется гигантскими чертами. В заключительной части песни,  где перечисляются «подвиги» Юнуса,  который «имел честь» «как палево пёстрая корова», прославил свое имя «как корова красной масти», говорится и о том, что «храбрый» Юнус целым «миром играл, как море играет кораблем».

В заключении этой статьи хочу уверовать и себя и своего читателя в том, что этнопедагогика нашего народа богата и насыщена не только и не столько этими, прокомментированными мною в своих разрозненных тезисах фольклорными жанрами, но и не обговоренными мною детскими играми, скороговорками, потешками, жеребьёвками, загадками, метомимикой, интеллектуальными  играми, чеченскими олимпами, крылатыми словами и выражениями, этикетными штампами для разных случаев жизни, форматов традиционных обычаев, разного рода обрядовой культуры, пластики и стройности тела, формы походки и движении – всего-то и не перечислишь.

Во-вторых, этнопедагогика нашего народа в последние сто пятьдесят лет не прогрессирует в своем развитии, а регрессирует под давлением вестернезации европейской и ближневосточной культуры. Хорошо это или плохо?  По мне – очень плохо. В нашей жизни, что порою хорошо телесному, то очень дурно духовному. «Материальные блага тогда безвредны, когда они не препятствуют духовному развитию человека» – эта формула воспитания и образования принадлежит не мне и не Ушинскому, трансформировавшую ее в русскую культуру из чеченской этнопедагогики, которая сначала XIX столетия активно подпитывает русскую педагогическую культуру. Русская этнопедагогика сделала качественный скачок благодаря феномену Пушкина, с которого и начинается современный русский язык, с формата которого и началось активное вытеснение из среды русской культуры таких языков, как: французский, немецкий, латинский, церковно-славянский. В сущности, Пушкин вернул русский язык в лоно своего эволюционного развития, из колеи которой он был выбит Петром I. Причинами же нарушения эволюционного развития чеченского языка является его колонизация инородными культурами. Примеров тому можно привести сотнями. Ограничусь одним общеизвестным фактом. Череда смен графической письменности схож с флюгером, вертящимся по направлению ветра.

С позднего средневековья по 1925 годы на арабской графической основе, с 1925 по 1938 годы на латинице, а с 1938 года по сей день на кириллице.

В депортации чеченский язык был запрещен, говорение и упоминание в нем считалось государственным преступлением, которое каралось 58-ой статьей уголовного кодекса, по которой было осуждено, а то и расстреляно десятки сотен чеченцев-личностей. 13 лет высылки – это целая  эпоха, период смены одной и дезориентации трех поколений чеченцев.

Эти годы ссылки негативно сказываются до сих пор во всех сферах жизнедеятельности чеченцев. Поэтому не случаен регресс нахской этнопедагогики в обозримом прошлом, да и в нашем настоящем. Несмотря на все это, у нас есть и социальные институты и отдельные люди, развивающие и обогащающие чеченскую этнопедагогику.

  1. П.К. Услар «О распространении грамотности между горцами». Кавказские горцы, том 3 М «Адир» 1922г.
  2.  З. Шахбиев «Судьба Чечено-Ингушского народа». М-1996г.
  3. Берже «Чечня и чеченцы» Тифлис, 1859г. Стр. 78
  4. Г.Н. Волков «Чувашская народная педагогика» Чебоксары- 1958г.
ИНФОРМАТОР

ВИДЕОМАТЕРИАЛ

 

 

Место бытования

Страна: Российская Федерация

Республика/область/ край/автономная область/автономный округ/город федерального значения: 

Чеченская Республика

Населенный пункт: Все населенные пункты Чеченской Республики. Места компактного проживания чеченцев. Страны СНГ и Европы.

Сведения об особенностях ОНН

Тип особенности: Состояние бытования

Краткий текст: Организационно – правовая, Организационно – содержательная

Ссылка на источник сведений: 

apsnyteka.org/581-uslar_p_abkhazskiy_yazyk_1862.html

www.alib.ru/au-shahbiev/nm-sudnmnba_checheno_ingushskogo_naroda/

elib.shpl.ru/ru/nodes/35648-berzhe-a-p-chechnya-i-chechentsy-tiflis-1859

Тип особенности: Риск исчезновения

Краткий текст: Основное средство этнопедагогики чеченцев вместе с методом и языком чеченским находятся на грани исчезновения 

Ссылка на источник сведений: Кибрик А. Е. «проблема исчезающих языков в общем СССР, А. Кибрик «Очерки по общим и прикладным вопросам языкознания  http://danefae.org/djvu/kibrik92/

Тип особенности: Исключительность/Ценность

Краткий текст: В отличие от сегодняшней официальной  дидактики чеченская этнопедагогика основное значение придает дошкольному семейному воспитанию  

Тип особенности: Способы передачи традиции

Краткий текст: Естественный,  информационный, иллюстративный, аналитический, форма обучения

Тип особенности: Форма бытования 

Краткий текст: Аутентичное бытование, смешанная форма, сценическая форма

Ссылка на источник сведений: https://nohchalla.com/folk-menu/razdel-folklor.html

Тип особенности: Этнологический аспект

Краткий текст: Социально-бытовой среде, трудовой деятельности, при релаксации

Тип особенности: Исторический аспект

Краткий текст: С момента образования нации сложилась и этнопедагогика чеченцев

Тип особенности: Социологический аспект

Краткий текст: Социальный институт семьи, развитие промыслов, разных видов трудовой деятельности , формы проведения досуга

Сведения о действии над/с ОНН

Тип действия: Сохранение

Целевое действие: Систематически переиздаем раннее изданные фольклорные материалы, поиск, сбор, издание новых доселе неизвестных фольклорных материалов

Условие действия: Межидова Р.Х, Успанова А.С.

Исполнитель действия: ГБУ “ЦНТ”. Почтовый адрес:364020, ЧР, г. Грозный, ул. Деловая 19/65, телефон 8 712 22 29 73, Межидова Р.Х.,  методист отдела методической и клубной работы. Успанова А.С. методист экспедиционного отдела.

Тип действия: Активное использование видов народных игр, спортивных состязаний, знатоков моделирования, считалки, старого хутора, отдельного жилища, исполнение  коллективных песен для малышей соревнуясь

Метод действия: На уроках чеченского языка, как вид упражнений, в домах культуры, республиканских домах культуры, школьные воспитательные мероприятия, во время субботников

Исполнитель действия: ГБУ “ЦНТ”. Почтовый адрес:364020, ЧР, г. Грозный, ул. Деловая 19/65, телефон 8 712 22 29 73, Межидова Р. Х., методист отдела методической и клубной работы, Успанова А.С. методист экспедиционного отдела

Тип действия: Развитие

Целевое действие: Этнопедагогика обогащается художественной литературой, новыми производственными отношениями, современными технологиями, переориентацией этикетных форм вежливости

Исполнитель действия: ГБУ “ЦНТ”. Почтовый адрес:364020, ЧР, г. Грозный, ул. Деловая 19/65, телефон 8 712 22 29 73, методисты отдела экспедиционного и методической и клубной работы

Принадлежность ОНН

Принадлежность: Чеченцы

Ключевые слова

Виды организационных систем образования чеченцев, письменные свидетельства организационных систем, функциональная роль чеченского языка

Лицо, имеющее отношение к ОНН

Тип ответственности: носитель

Фамилия лица: Домбаев

Имя Отчество лица: Хамзат

Даты: 1948г.

Тип ответственности: Носитель

Фамилия лица: Хакимов

Имя Отчество лица: Магомед

Даты: 1949г.

Тип ответственности: носитель

Фамилия лица: Чинчаев

Имя Отчество лица: Шамсудди

Даты: 1935г.

Тип ответственности: носитель

Фамилия лица: Самбаев

Имя Отчество лица: Иса

Даты: 1939г.

Тип ответственности: носитель

Фамилия лица: Домбаев

Имя Отчество лица: Хасан

Даты: 1946г.

Организация, имеющая отношение к ОНН

Тип ответственности: Министерство культуры Чеченской Республики

Название организации: ГБУ “ЦНТ”

Местонахождение: РФ,ЧР.г.Грозный, улица Деловая 19/65

Источники информации об ОНН

Литература:

  1. П. К. Услар «О распространении грамотности между горцами» Сб. св. «Кавказские горцы» том-3, М-1992г.
  2. И. Ю. Алироев «Язык, история и культура вайнахов» , г. Грозный «книга» – 1990г.
  3. Д. Д. Межидов, И.Ю. Алироев «Чеченцы, обычаи, традиции, нравы» г.Грозный «книга» – 1992 год
  4. Бечуркаев Арби «Ночь в мельнице» г. Назрань-2002г.   
  5. Х.А. Берсанов «Чеченские пословицы» г. Грозный- 2011г.
  6. Дом народного творчества г. Грозный-2005г.
  7. Домбаев Х.В. «Из опыта работы Назрановской государственно-гуманитарной малокомплектной начальной школы «металлоцех» Чешский журнал» народное образование №2 стр – 10-11 г. Прага, 2005г.
  8. Домбаев Х. В. «Язык свободного человека» журнал «Вайнах» №7, 2009г., стр 10-14
  9. Домбаев Х. В. «Разбуженная совесть», газеты «Вести республики»       «Маршо» 14, XII. 2007год
  10. Г.Н. Волков «Чувашская народная педагогика» Ч-1958г.
  11. М.М. Бексултанов сочинение в двух томах, Г-2005, 2009г.
Регистрация ОНН

ОНН зарегистрирован: ГБУ «ЦНТ» ЧР , Номер: CHECH027.

Полное наименование: Государственное бюджетное учреждение «Центр народного творчества»  Чеченской Республики.

 

Post Your Comment Here

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *